Культурное наследие российской эмиграции в Маньчжурии

Введение к работе

Актуальность темы исследования

История складывания русской диаспоры за рубежом насчитывает несколько столетий, но, несмотря на это, данная проблема довольно долгое время оставалась малоизученной. Ситуация заметно изменилась с начала 1990-х годов. Существенно возросший общественный и научный интерес к проблеме эмигрантской России до сих пор не ослабевает и не теряет своей актуальности. Подтверждением тому могут служить конгрессы соотечественников, проводившиеся с 1991 г. как в Москве, так и Санкт-Петербурге. Конгрессы собирали не только потомков и представителей различных волн эмиграции, но и всех заинтересованных эмигрантской проблематикой. Особенностью этих конгрессов является то, что на них затрагивалась такая важная проблема, как проблема гражданского примирения между различными частями российского сообщества. Примирение после раскола, начало которому положили октябрьские события 1917 г. и гражданская война.

»- отметил глава Российского государства В.В. Путин.

Ещё одним фактором, свидетельствующим о произошедших изменениях в отношении общества к тем, кто покинул Родину в начале XX столетия,

Собирание народа. Известия. 2006. 25 октября

. Присутствие видных политических деятелей современной России на церемониях перезахоронения останков представителей белой эмиграции и активное их участие в подготовительной работе к данным церемониям ещё раз подтверждают высокий общественный интерес к недавнему прошлому России.

, истории политических организаций и идей, военной эмиграции, научным достижениям, вкладу в мировую и отечественную культуру, литературу и искусство, а также библиографии, книжному делу и архивам русской эмиграции.

Принятый в 1999 г. Федеральным собранием Российской Федерации Закон «О государственной поддержке соотечественников за рубежом» инициировал более детальное изучение российскими учёными вопросов истории возникновения и развития российской диаспоры. Непредвзятое изучение российского зарубежья стало одной из актуальных задач современной науки и способствовало формированию исследовательского

.

В этом новом направлении уже выделено четыре важнейших принципа изучения российского зарубежья:

общий вклад в русскую культуру XX века;

идей и концепций эмиграции советским обществом;

взаимодействие с культурами других стран;

С полным основанием можно говорить о том, что сегодня выработан

необходимый фундамент для дальнейших исследований: понятийный аппарат, методологические подходы, анализируются состояние и перспективы изучения исторического опыта эмигрантов.

феномен и как явление, имеющее уже глубокие исторические и культурные корни.

историческому феномену. По мнению этих исследователей, понятие «русские эмигранты»

включает в себя общность людей, воспитанных в русской культуре и для которых русский язык был родным. Нами в диссертации используется термин — «российская эмиграция», так как среди общности людей, покинувших пределы России в 1918-1922-х годах, были представители самых разных национальностей, проживавших на территории России.

А понятие «первая волна» более ёмкое, объёмное и включает в себя всю общность людей, не зависимо от их мировоззрений, покинувших Россию в период с 1918-1940 гг.

за

торой мировой войне. М., 2001. С.4.

рубеж добавились и религиозные мотивы. Со второй половины XIX в. получила распространение массовая трудовая эмиграция, насчитывающая миллионы людей.

XX в. После Октябрьской революции и гражданской войны именно политическая эмиграция приобрела основной, массовый характер.

В настоящем исследовании под хронологией «первой волны» русской эмиграции имеются в виду эмиграционные процессы 1918-1940 гг., хотя и признаётся существование других вариантов и интерпретаций.

. Интересующий нас период отнесён Пушкарёвой к «пятой волне» российской политической эмиграции, хронологические рамки которой определяются с 1895 г. по 1930-е г.

и сменовеховство, отчасти культурная деятельность.

Следует заметить, что остаётся ещё целый ряд вопросов, ожидающих своего исследователя. К таким, например, относится вопрос, касающийся численности российской эмиграции в начале прошлого века. Первая попытка

Пушкарёва Н.Л. Возникновение и формирование российской диаспоры за рубежом // Отечественная история. 1996, №1. С.53- 68.

подсчёта общего количества эмигрантов была предпринята американским Красным Крестом в декабре 1920 г. на основании сообщений государственных и общественных организаций. По этим данным, на 1 ноября 1920 г. число бывших российских граждан определялось до 2 млн. человек.

следует иметь в виду, что эти данные включают лишь официально зарегистрированных эмигрантов, т.е. получивших нансеновские паспорта.

». Вопрос о численности дальневосточной эмиграции также остается открытым. Большинство современных исследователей

Л.К. Агония Белой эмиграции. М., 1987. С.22.

в СССР. М., 1982.

Сергеев О.И., Лазарева СИ. Российская эмиграция на Дальнем Востоке (1917- 1945 гг.) /Российская эмиграция на Дальнем Востоке. Владивосток, 2000, С.7.

придерживаются мнения, что численность российских эмигрантов в Китае достигала 250 тыс. человек.

.

Распыленность эмигрантских архивов и недоступность иных источников по данной проблематике не позволяет еще поставить точку в этом вопросе. Можно лишь констатировать, что трагедия российской эмиграции коснулась миллионов человеческих судеб.

потребовали создания такого журнала, и в 2001 году вышел в свет его первый номер. Территория распространения журнала велика: Россия, страны СНГ, дальнее зарубежье. На страницах «Российской эмиграции: прошлое и современность» публикуются материалы, освещающие историю, современное состояние, культурное наследие российской эмиграции.

Пушкарёва Н.Л. Возникновение и формирование российской диаспоры за рубежом //Отечественная история, 1996, №1, С.59

тем не менее, складывание русской диаспоры за рубежом, особенно в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, по многим причинам оставалось темой мало изученной.

базы. Архивные материалы, включая документацию эмигрантских организаций и учреждений, уголовно-следственные дела реэмигрантов, личную переписку эмигрантов, вплоть до 1990-х гг. были недоступны для широкого ознакомления.

Дальневосточная ветвь российской эмиграции, имея свою специфику, тем не менее, является неотъемлемой частью общей темы зарубежной России. Представители этого направления «исхода» внесли огромный вклад в сохранение и укрепление русской культуры, религии, традиций, обычаев.

и др. В Японию отправились лишь немногие, так как попасть в эту страну было намного труднее. И лишь совсем небольшая часть русских беженцев обосновались в Гонконге, Индокитае, на Филиппинах. Более удачливые и материально обеспеченные наши соотечественники отправлялись дальше через океан — в Северную или Южную Америку, в Австралию.

В своей работе мы обращаемся к такому аспекту, как культурное наследие российской эмиграции в Маньчжурии.

Постановка данной проблемы продиктована не только желанием восстановить потерянные страницы истории, а вытекает из потребностей развития исторической науки. Без русского Китая невозможно воссоздать целостную объективную картину истории Зарубежной России. Поэтому несомненный научный интерес представляет обращение к уникальному опыту наших соотечественников, волею исторической судьбы оказавшихся на территории Маньчжурии.

библиотек, которые явились наряду с системой русского образования главным механизмом культурного воспроизводства диаспоры.

Создание и сохранение музейных собраний является одним из слабо изученных аспектов культурной деятельности российской эмиграции. В отличие от эмигрантских архивов, музейные собрания до сегодняшнего дня почти не исследованы.

базы исследований: ведь в большинстве эмиграционных музеев наряду с прочими экспонатами хранились архивные документы и фотографии, редкие книги.

Помимо вовлечения в научный оборот новых интересных материалов, эти исследования позволят полнее охарактеризовать подвижническую, бескорыстную деятельность интеллигенции российского зарубежья.

Разработка данной темы позволяет выявить новые аспекты в изучении таких тем, как развитие российской зарубежной науки, издательское дело дальневосточного зарубежья и периодическая печать, проблемы самосохранения русской культуры и взаимодействие с чужой средой.

Немаловажным обстоятельством является и геополитический фактор. Взаимоотношения двух соседствующих держав, России и Китая, в различные исторические периоды носили разный характер. В свете последних политических событий, связанных со стремлением двух стран к взаимодействию и сотрудничеству, делает тему российской диаспоры в данном регионе особенно научно интересной, актуальной, эффективной с точки зрения осмысления взаимоотношений двух держав.

Кроме того, актуальность темы исследования лежит не только в сфере международных отношений, но и национальных интересов самой России. Сохранение российскими эмигрантами в Китае своих культурных традиций подчёркивало их высокий духовный уровень, что сегодня очень важно для современных россиян.

Несмотря на наличие большого массива литературы по проблематике российской эмиграции историографическая традиция этой темы не выглядит безупречной. В отечественной историографии вопросы, связанные с российским послеоктябрьским зарубежьем, долгое время рассматривались с точки зрения непримиримой классовой борьбы и находились в фокусе жёсткой конфронтации противоположных идеологических систем.

Историография дальневосточной эмиграции может быть разделена на четыре периода.

Для этого периода было характерно одностороннее и упрощенное изображение российской эмиграции. Наибольшее внимание в исследовательских работах отводилось деятельности контрреволюционных эмигрантских организаций.

российской

Но вместе с тем, отдельные вопросы, связанные с жизнью и деятельностью дальневосточной ветви эмиграции уже рассматривались в тот период. Так, в 1920-х г на основе материалов, собранных во время двухлетней эмиграции и эмигрантской прессы попытка освещения эмигрантской темы была предпринята в работе В. Белова «Белое похмелье». В ней содержатся сведения о численности, местах расселения, условиях проживания и политических настроениях российских эмигрантов.

прессы в 20-е годы.

Конечно, находясь на непримиримых позициях по отношению к эмиграции, ни о каком глубоком и всестороннем изучении столь сложного и многопланового явления в истории нашей Родины не могло быть и речи. Что касается изучения российской эмиграции в Китае самими эмигрантами, то

А. У порога Китая. Русские в полосе отчуждения КВЖД. М., 1924; Полевой Е. По ту сторону границы. Белый Харбин. М.-Л., 1930; Аварии В. «Независимая» Маньчжурия. Л, 1934.

. М.. 1940.

издал капитальный труд о гражданской войне, в котором дал биографии многих людей, вынужденных уехать в Китай. Публикации И.И. Серебренникова, рассказавшего о русской эмиграции в Китае, так же дают немало информации по данному вопросу.

характеризуется появлением новых подходов в изучении российского зарубежья.

.

Г.К. Сибирь, союзники и Колчак: Поворотный момент русской истории, 1918-1920 гг. (Впечатления и мысли члена Омского правительства). В 2-х т. Пекин, 1921; Серебренников И.И. Великий отход. Рассеяние по Азии белых русских армий, 1919-1923. Харбин, 1936; Устрялов Н.В. В борьбе за Россию. Харбин, 1920; У окна вагона. Харбин, 1926.

А.И., Гаврилов М.К., Филатов Н.А. Страница истории, ждущая своих исследователей // Вопросы истории. 1961. №4.

Ильина Н.И. «Возвращение». М. 1957; Александровский Б.Н. Из пережитого в чужих краях. Воспоминания и думы бывшего эмигранта. М., 1969.

В этот период значительно увеличивается количество литературы по эмигрантской проблематике, разрабатываются новые направления исторических исследований, появляются иные методы исторического поиска, а многие исследования данного периода написаны на серьёзной источниковедческой базе и вносят существенный вклад в изучение истории российского зарубежья.

.

‘. Его работа содержит большой фактический материал, статистические данные о количественных и качественных параметрах российской эмиграции на Дальнем Востоке.

В.В. Белая эмиграция и вторая мировая война. Калинин. 1979.

Л.К. Агония белой эмиграции. М., 1987.

В. Крах атамана Анненкова / Неотвратимое возмездие. М. 1979. 2-е изд.; Гусев К.В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционизма к контрреволюции.(1921-1924). Л. 1978.

в Китае. Владивосток. 1987.

«Агония белой эмиграции». Одна из глав его работы посвящена русской культуре и науке за рубежом.

».

Тем не менее, несмотря на существенные достижения в изучении темы, остаётся ощущение неисчерпаемости данного вопроса. Этому парадоксу есть своё объяснение: слишком долгое замалчивание проблемы, а затем её практически одностороннее освещение породило мощный выплеск накопившейся за долгие годы ранее закрытой информации по российской эмиграции.

Изменившаяся политическая обстановка в стране в 1990-х годах XX в. позволила разрушить глухую стену, отделявшую российскую диаспору от страны исхода. Стала очевидной назревшая необходимость пересмотра оценок минувшим событиям. Перемены, произошедшие в нашем обществе на рубеже веков, так же способствовали появлению новых ориентиров, идеологических установок и дали возможность доступа исследователям ко многим, когда-то засекреченным архивам и спецхранам библиотек.

. российские

Афанасьев А. Полынь в чужих краях. М., 1987.

историки создали ряд серьёзных исследований, посвященных отдельным аспектам истории российской эмигрантской колонии в Маньчжурии.

и других в драматический период первых послереволюционных лет. Труды Г.В. Мелихова во многом поясняют, почему Харбин стал одним из 4 центров российского послеоктябрьского рассеяния. Автором изучается также уникальный опыт совместного проживания в течение десятков лет в Маньчжурии представителей 35 народов и национальностей бывшей российской империи.

и

Маньчжурия далёкая и близкая. М., 1991;

Мелихов Г.В. Белый Харбин: середина 20-х. М., 2003.

.

Общества русских ориенталистов (ОРО), возникшей одновременно с этим научным обществом в 1910 г., а так же национальным общественным библиотекам, которых было несколько в Харбине.

». И хотя автор не ставил задачу подробного анализа развития русских библиотек на территории Китая, его статья, безусловно, вносит существенный вклад в дело изучения не только развития

Печерица В.Ф. Восточная ветвь русской эмиграции. Владивосток, 1994; Печерица В.Ф.,

Кочубей О.И. Исход и возвращение… (Русская эмиграция в Китае в 20-40-е гг.).

Владивосток, 1999.

->

С. Книжное дело на Дальнем Востоке. (Дооктябрьский период), Новосибирск,

1991.

дела в Сибири и на Дальнем Востоке. (Советский период), Новосибирск, 1993, С.51-65.

ам же. С.51

русского библиотечного дела за рубежом, но и всего культурного наследия российских эмигрантов.

, Разоренова и других

библиотеке Христианского Союза Молодых Людей (ХСМЛ). В центре внимания автора — вклад российской эмиграции в библиографию, теорию и методику библиотечного дела, и, конечно, сотрудники эмигрантских библиотек. В работе так же подчёркивается, что эмигрантские библиотеки внесли неоценимый вклад в процесс социально-культурной адаптации беженцев и способствовали сохранению отечественных образовательных и научных традиций.

Костина И.О. Библиотечное дело в российском зарубежье 1920-1930-х г. М., 2005.

., продолжает не только раскрывать

и Шанхая.

приходит к выводу, что именно эти люди, своим трудом, талантом, мужеством сохранившие «Россию вне России», стали разменной монетой в «большой игре» на Дальнем Востоке.

Продолжает разработку этой темы и исследование академика В.Н. Фомина «Российская эмиграция в Китае с 1920 г. и до окончания

Е.Е. Российская диаспора в Китае: Маньчжурия. Северный Китай. Шанхай (1920-50-е гг.). Хабаровск, 2003.

.). М., 2005.

, партийно-политического и

национального состава. Затрагиваются вопросы экономического и правового положения российской эмиграции в Китае. Авторы предприняли попытку всестороннего изучения культурно-просветительной и научной жизни российской эмиграции в Китае.

, духовно-нравственного и отказаться от существовавших политизированных ярлыков ».

представлена

(1941-1945 гг.) М., 2005.

Сергеев О.И. Владивосток, 2000.

З

Музей Общества изучения Маньчжурского края и его деятельность».

старались вычеркнуть многие имена бывших соотечественников — деятелей искусства, науки, культуры, зарубежные авторы ставили своей задачей сделать все возможное, чтобы эти имена сохранить.

, В. Кудрявцев и К. Лаппо-

Сб. Наука, культура и политика русской эмиграции, Санкт- Петербург, 2004.

И.К. Русская эмиграция в Северной и Южной Америке. Буэнос-Айрес, 1967; Зернов Н. Русские писатели эмиграции: 1921- 1973. Бостон, 1973; Ковалевский П.Е. зарубежная Россия. История и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920-1970). Париж, 1977 и др.

Русское литературное зарубежье в 2-х т., М., 1991-1992.

Кудрявцева В.Б. 1996.

отчасти продолжен, а в ряде случаев существенно уточнен и дополнен труд Струве, хронологически он доведен почти до наших дней.

.

.

Одной из основных работ зарубежных исследователей, посвященных истории российской эмиграции, в которых существенное внимание уделено дальневосточной ветви российского зарубежья 1920-1940-х гг., является

, 2005.

: Russlandjenseits der Grenzen. 1921-1926. Jena, 1927.

, США, 1984; Рачинская Е. Перелетные птицы, США, 1982.

».

Этот прирост населения, в большинстве представителей интеллигенции, поднял культурный уровень этого русского города на китайской земле на необычайную высоту ».

следует заметить, что в своей работе автор основное внимание уделяет европейской эмиграции, а страницы, посвященные дальневосточному региону, информационно значительно беднее.

В этой работе, вышедшей в конце 1970-х гг., прослежено развитие фашистского движения в эмиграционной среде. Основное внимание автор уделяет рассмотрению общественно-политических проблем и истории русской фашистской

. США. 1984. С.21

. Русские фашисты. Трагедия и фарс в эмиграции 1925-1945. М., 1992.

». Для нашего исследования важно, что деятельность русского фашистского движения в Маньчжурии показана автором в широком контексте эмигрантской жизни.

целую серию восстаний и мятежей, после которых их активные участники бежали в Синьцзян, а из приграничных станиц поднялись казаки…. Но это было лишь начало русской эмиграции, первая волна которой пришла в Синьцзян после разгрома белого движения в Сибири и Казахстане ». Важно подчеркнуть то, что В.И. Петров не только очевидец, но и участник описываемых событий и потому его воспоминания представляют особую ценность.

ам же. С. 37.

воспоминания. М., 2003.

Петров В.И. Мятежное «сердце» Азии Синьцзян. С.278.

/

с золотой медалью окончила в Харбине первую советскую среднюю школу, а в 1958 г. эмигрировала в Австралию.

2

Ею так же проанализированы предпосылки и причины реэмиграции, настроения россиян в период отъезда и возвращения в СССР. Исследуются различия в возможностях адаптации старшего и младшего поколений реэмигрантов.

. В исследовании значительное место уделено и

Харбин- Австралия: сохранение и утрата языка на примере русской диаспоры, прожившей XX век вне России. М.., 2005.

. Канд. Ист. Наук. Екатеринбург. 2001, с. 4.

. на соискание учёной степени канд. ист. Наук. М., 2002.

. наук. М., 2003.

».

в

. на соискание учёной степени канд. ист. наук. М.,2003.

Иванов В.П. Российская эмиграция на Дальнем Востоке… С. 19.

. на соискание учёной степени канд. ист. Наук. М., 2004.

/

большей степени сохранило её национальную целостность в общении с другими народами ».

.

исторические журналы. С 1993 г. в журнале «Вопросы истории» была введена рубрика «Историки русского

ам же. С.27.

. наук. Хабаровск 2006.

: трагедия личности) // Проблемы Дальнего Востока. 1991.№2-3;

В. Русское национальное безумство // Профиль. 2000, №12 (июнь).

.

.

Заслугой научной периодики стало привлечение широкого круга исследователей, в том числе иностранных специалистов. Сегодня мы можем констатировать, что тема русского зарубежья явилась ярким примером международного сотрудничества, в ходе которого идёт процесс взаимного влияния и обогащения национальных историографических школ.

Таким образом, постсоветская историография отличается не только многочисленностью исследовательских работ, а, прежде всего, освещением многих аспектов эмиграции, которые до недавнего времени были обойдены вниманием исследователей.

библиотек, без которых, разумеется, невозможно научное исследование. Потребовалось ни одно десятилетие, чтобы условия для исследований по эмигрантской проблематике можно было назвать благоприятными. Результаты таких изменений не заставили себя долго ждать. На рубеже двух столетий появился целый ряд исследовательских работ, существенным образом отличающихся

См. Вопросы истории. 1993. № 1, № 4; 1994. № 4; 1996. №8; 1999. №2.

См. Отечественная история. 1994. №2; 1997.№1; 1999. №1; 2000.№ 4.

от написанных ранее. Многие аспекты дальневосточной эмиграции рассматривались в них, в том числе и вопросы, связанные с культурным наследием наших соотечественников в Маньчжурии.

исторического исследования. Впрочем, отдельные вопросы, касающиеся музеев и библиотек Харбина, затрагивались в работах отечественных и зарубежных специалистов.

Учитывая актуальность, научную и практическую значимость темы, а так же отсутствие целостного анализа и обобщающих трудов по затронутой проблематике, автор избрал объектом диссертационного исследования российскую диаспору в Китае. Данная диаспора возникла в результате массовой эмиграции беженцев из России после Октябрьских событий 1917 г. и гражданской войны, а также в результате перехода значительной части служащих КВЖД и иных российских учреждений и предприятий на территории Китая в эмигрантское состояние.

.

культурное наследие российской эмиграции в Маньчжурии, а именно: становление и развитие высшего образования и научных обществ; музейное и библиотечное дело; музыкальная и театральная жизнь российской эмиграции в Харбине в начале

деятельность представителей российской интеллигенции в изучении Маньчжурии и представлении этого края миру.

диссертационной работы является комплексное исследование культурной деятельности российской эмиграции в Маньчжурии в 1920-х -1940-х гг.

исследования:

Рассмотреть особенности истории дальневосточного крыла эмиграции;

.;

Раскрыть этапы становления русской системы образования в Маньчжурии;

Определить положение и степень участия русских учёных в деле изучения Маньчжурского края;

Проанализировать процесс формирования музейного и библиотечного дела в Харбине. Определить основные периоды их становления;

Выявить роль музыкального и театрального искусства в духовной жизни эмиграции;

культуру всего зарубежья, так и русскую культуру XX в. в целом.

В задачи настоящей диссертации не входит подробнейшее освещение всего культурного наследия дальневосточной эмиграции в Маньчжурии. Многие аспекты данной проблемы только обозначены в первой главе диссертации, поскольку являются темой другого самостоятельного исследования.

В настоящей работе диссертант исследует культурную деятельность российской диаспоры в Китае сначала 1920-х — до середины 1940-х гг. XX в. Хронологические рамки обусловлены историей формирования, развития и исчезновения российской диаспоры в Маньчжурии.

Массовый приток эмигрантов из России на территорию Китая начался в 1920 г. с наплывом разбитых белых армий и мирного населения из Сибири и Приморья. После отказа большевистского правительства от прав экстерриториальности в Китае в 1920 г., в эмигрантское состояние перешла часть проживавшего там до революции русского населения. Именно в это время начинается структурирование диаспоры, формирование её менталитета и культуры.

торой мировой войне и завершением гражданской войны в Китае.

Демонтаж институтов российской диаспоры в различных районах её локализации шёл не одновременно. В Маньчжурии он завершился в 1945 г. Деятельность отдельных эмигрантских учреждений продолжалась на месте новой дислокации беженцев, прежде всего в Австралии и США.

ситуации до 1945 г. По этой причине 1945 г. выбран в качестве рубежного для данного исследования.

Кроме того, диссертант не раз обращается к предыстории российской эмиграции в Китае, рассматривая в историческом развитии складывание русской колонии.

Китая), с бывшей полосой отчуждения КВЖД,

.

Внутри указанных территориальных рамок центральное внимание уделено Харбину, где проживало свыше половины всех российских эмигрантов Маньчжурии, и где во всей полноте наиболее яркий след своей культурной деятельности оставили эмигранты.

Китае в послеоктябрьский период. В нём нашли отражение биографии тех, кто во время гражданской войны оказался во Владивостоке и влился в состав Государственного Дальневосточного университета. Вскоре многие из этих людей навсегда покинули Россию, избрав местом своего пребывания Маньчжурию.

.

С.Л. М., 2000; Советско-китайские отношения, 1917-1957. М., 1959.

Отечественной войны, 1942-1945 г: Сб. документов: в 6 т. М., 1979-1984.

Ивашкевич Б. А. Писатели, учёные и журналисты на Дальнем Востоке за 1918-1922 гг. Владивосток, 1922.

М.С. Указатель периодических и повременных изданий, выходящих в Харбине. 1927г., 1936.,

английском языках и распространялись не только среди эмигрантов, местного населения стран Дальнего Востока, но и Европы.

национальная библиотека (РНБ), обладающая богатейшим газетным фондом и Библиотека Академии наук (БАН). Имеется несколько номеров журнала «Вестник Азии» и в библиотеке Музея Антропологии и Этнографии им. Петра Великого.

; письма деятелей искусства, побывавших в Китае с гастролями в 1930-е г.

эмигрантские записи И.И. Серебренников начал вести с 1932 г.

» (Харбин), автора ряда учебных пособий и трудов по методике обучения иностранным языкам; Л. Андерсен- поэтессы; Г.М. Сидорова-скрипача и др. Несомненным достоинством сборника являются иллюстрации,

. М., 2006.

из которых публикуются впервые и раздел «Хроника основных событий культурной жизни русского Харбина. 1900-1945 ».

».

в этой работе.

, аккомпаниатора Ф.И. Шаляпина, стали важным источником, открывающим интересные факты гастрольной поездки Ф.И. Шаляпина по Китаю. Благодаря журналисту-международнику, поклоннику таланта Шаляпина Н. Горбунову, они стали доступными для исследователей и просто любителей музыки. Дальневосточное турне воссоздано в мельчайших подробностях, вплоть до сообщений в газетах о гастролях великого певца. Воспоминания дополнены интересным приложением, в котором представлены выдержки из газет и целый ряд уникальных фотографий.

, М., 2005.

В.А. О судьбе изгнанников печальной… Харбин. Шанхай. М, 2005. С. 96

Рачинская Е. Калейдоскоп жизни: Воспоминания. Париж, 1990.

.

литературно-эпистолярное наследие эмигрантов-дальневосточников:

оказавшиеся за пределами России в те годы.

О жизни на Дальнем Востоке, в таких центрах эмиграции, как Харбин и Шанхай повествовала Н.И. Ильина в историческом романе «Возвращение». Автор сама была свидетелем многих событий, поэтому ее роман может служить в известной мере источником для понимания реальной обстановки, познания деталей быта русских эмигрантов в Маньчжурии.

.

В 1990-е годы XX в. началось возвращение на родину литературного наследия русской дальневосточной диаспоры. Избранные произведения яркого представителя литераторов первой «волны» Арсения Несмелова

) // Там же. 1995, №4. С.129-138 и др.

Письма. Ред. Грошева Е.А. М., 1976.

Вертинский А.Н. Дорогой длинною… /Сост. И вступ. Ст. Ю. Томашевского, М., 1990.

.

1990-х с ним могли познакомиться российские читатели. Непростая судьба русской семьи, когда-то, в прошлом большой, богатой и знатной, показана в романе. Пройдя через войну и революцию, перенеся преследования, семья оказалась на чужбине, в Китае (Тяньзине). Все лишения эмигрантской жизни нищету, болезни и голод, хлебнули сполна. Но сумели сохранить в себе лучшие национальные черты — полнота духовной жизни, трепетный интерес к людям и миру, в котором они жили.

к

Е. М.,1990.

Е. Новосибирск. 1991.

Фёдорова 1-І. Семья // Роман-газета. 1992. №10.

духовной культуре китайского народа и стремление найти точки соприкосновения разных цивилизаций для взаимного узнавания и сближения.

Выбор методологических принципов настоящей диссертации определился в соответствии с целями исследования и требованиями современной исторической науки.

Принцип историзма требует изучения всякого явления истории в его генезисе и развитии, конкретно-исторической обусловленности и индивидуальности.

исторической обстановки, что предполагает применение метода сравнительно-сопоставительного анализа.

исторические методы, такие как метод обобщения, систематизации, классификации и проблемно-хронологический метод.

заключается в том, что до настоящего времени культурное наследие российской диаспоры в Маньчжурии не являлось предметом комплексного анализа. В диссертации показано влияние регионального фактора на содержание эмигрантской культуры.

Полученные результаты диссертационного исследования могут быть использованы для изучения культурного наследия российских эмигрантов в других регионах их расселения. Также они могут быть использованы в работе по созданию обобщающей картины жизни Русского зарубежья и при чтении специальных курсов по истории российской эмиграции.

Особенности дальневосточной эмиграции

Российская эмиграция, обосновавшаяся в Маньчжурии, является одной из наиболее своеобразных диаспор первой, послеоктябрьской эмигрантской волны. Складывание достаточно многочисленного и разнородного в социально-политическом плане российского общества в этом регионе происходило в несколько этапов.

.

.

для формирования и развития здесь полнокровной, многонациональной российской диаспоры.

Русские средние и высшие учебные заведения в Маньчжурии

, И.В. Потапова и др. называют более точную дату открытия школы — 6 (19) декабря 1898 г.

.

, мы свели их воедино в таблицу, которая наглядно показывает темпы развития русского школьного образования в Маньчжурии.

Из таблицы видно, что по мере роста Харбина администрация КВЖД открывала новые школы, привлекала из России педагогические кадры, стараясь дать добротное образование русским детям по программам русских школ.

».

высшее начальное училище. По программе эти училища приравнивались к четырем классам гимназии и впоследствии стали полноценными гимназии.

В школьные программы входили следующие предметы: русский язык и литература, история, география, биология, естествознание, арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия, физика, химия, иностранные языки (китайский, английский или французский) и закон Божий3.

Общество изучения Маньчжурского Края

Не замечая того, что есть пред нами, мы не видим бесценных богатств чуждой нам культуры и уверены, что здесь — голое место, ничего нет… . В результате — никогда мы здесь не добьемся прочного успеха, ни в каких делах, если самым серьезным образом не будем изучать жизни, верований, философий, души китайца, со всеми их странностями и уклонами, непонятными для нашего европейского примитивного взгляда на Китай и поверхностного мышления о Востоке ».

Полновесное научно-просветительское Общество задумывалось вместе с музеем, посвященным природе, быту, экономике и культуре Маньчжурии, и библиотекой. Становление музейного дела в Харбине органически связано с формированием научных сил края, которое началось вскоре после основания Харбина.

« В дебрях Уссурийского края»- «Великий Ван», который принес автору мировую славу. Работы Николая Аполлоновича пользовались популярностью среди читателей. Многие из них были переведены на английский, японский и другие языки.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *